Главная

Факультет

Идеологическая и воспитательная работа

Учебный процесс

Студентам

Наука

Абитуриенту

XXI век: актуальные проблемы исторической науки и образования

Периодизация истории национально-территориальных конфликтов XX века в центральной и юго-восточной Европе

 

Скачать

А. П. Сальков

Республика Беларусь, г. Минск

 

«Архивная революция» 90-х гг. привела не к простому расширению сведений об отдельных событиях в спорных и конфликтогенных зонах, а к качественно новому знанию, постановке самой проблемы национально-территориальных конфликтов как феномена, потребовавшего концептуального переосмысления всей системы международных отношений, обоснования новой периодизации. Новейшая история ЦЮВЕ, прошедшая под знаком двух мировых войн, вместила четыре этнотерриториальные и национально-государственные реструктуризации.

Первая (1913–1925) была связана с результатами двух Балканских и Первой мировой войн, появлением ряда новых или существенно обновленных государств, многих конфликтных зон и спорных территорий, построением Версальской системы. Основными государственно-правовыми концепциями выступали идея этнической идентификации с оформляющим ее национальным государством; идеальная модель территориального «государства-нации» с правом малых народов на суверенитет; «Четырнадцать пунктов» президента США В. Вильсона с правом на территориально-государственное размежевание на основе ясно различимых национальных признаков; идея мировой революции с отрицанием всех границ и ее локальное проявление – «революционизация» балканского региона в целях разрушения Версальской системы. Кратковременное ослабление напряженности в рамках плана Дауэса и Локарнских решений не могло привести к прочной стабилизации. Устранение Германии и СССР от формирования Версальской системы вызвало конфликт с ней этих тоталитарных государств.

Вторая территориальная реструктуризация (1935–1941) обрушила всю государственно-правовую структуру и провела масштабную ревизию границ. Германия осуществила присоединение в марте 1935 г. Саара, ремилитаризацию в марте 1936 г. Рейнской зоны и аншлюс в марте 1938 г. Австрии. Мюнхенский диктат 29 сентября 1938 г. отторгнул от Чехословакии Судеты, позволил Польше захватить чешский Тешен и Заользье (Фриштат). Он повлек появление двух чехословацких автономий – Словакии и Подкарпатской Руси, а также проведение 2 ноября первого Венского арбитража, отдавшего Венгрии их южные районы. Данные акции уже коренным образом меняли положение в Центральной Европе. В марте 1939 г. Германия расчленила Чехословакию и отобрала у Литвы Мемель (Клайпеду), а Италия в апреле присоединила Албанию. Назревавший кризис вокруг Польши, порожденный немецкими требованиями Данцига (Гданьска) и коридора к Восточной Пруссии через Польский коридор, привел к возникновению Второй мировой войны, начавшейся с раздела Польши. Румыния по второму Венскому арбитражу 30 августа 1940 г. уступила Венгрии Северную Трансильванию, а по Крайовскому соглашению 7 сентября возвратила Болгарии Южную Добруджу. В результате «апрельской войны» 1941 г. Германия, Италия, Венгрия и Болгария разделили Югославию. Экспансия СССР в условиях начавшейся войны привела к присоединению Западной Беларуси и Западной Украины, Бессарабии и Северной Буковины, прибалтийских государств. Его внешняя политика претерпела сложный генезис от антифашистской платформы до координации своих акций с Берлином. Характерными явлениями периода стали исчезновение или сателлизация ряда стран, формирование границ как идеологизированного продукта национально-государственных интересов методом агрессии и геополитической экспансии, трансфер населения, образование новых очагов национально-территориальных конфликтов.

Третья реструктуризация границ (1941–1949) отразила выработку и реализацию антигитлеровской коалицией проектов послевоенного устройства, основанных на принципах Атлантической хартии 14 августа 1941 г., союзнических решениях в период войны (Крымская и Потсдамская конференции) и в годы послевоенного урегулирования (Парижская мирная конференция, сессии Совета министров иностранных дел). Процесс восстановления утраченных суверенитетов и непременное условие западных союзников – непризнание до мирного договора измененных в годы войны границ, имел существенное исключение – западную границу СССР, установленную в начале и подтвержденную союзниками в конце Второй мировой войны. Характерным явлением периода явились грандиозных масштабов депортации по этническому признаку, обмен населением и его вынужденная миграция, использование территориального фактора во внутриполитической борьбе, договорной механизм урегулирования. Урегулирование ряда территориальных конфликтов вышло за рамки периода (югославо-итальянское соглашение 1954 г. о разделе Свободной территории Триест, чехословацко-польское решение по Тешену 1958 г., восстановившее домюнхенскую границу). Западная граница Польши была лишь в 1970 г. закреплена договором с ФРГ, а нерушимость европейских границ подтверждена в 1975 г. Общеевропейским совещанием в Хельсинки.

Четвертая реструктуризация, тем не менее, прошла в 90-х гг. на фоне демонтажа социалистической системы. Она выразилась в распаде федеративных государств, сопровождавшемся суверенизацией их субъектов, этническим размежеванием (беженцы) и локальными войнами, появлением самопровозглашенных квазигосударственных образований. Существование суверенизированных, хотя и непризнанных Приднестровья, Косово дает основание говорить о незавершенности четвертого периода.

Приведенная периодизация, отражающая горизонтальную стратификацию исторического процесса, в целом соответствует этапам развития национально-территориальных противоречий в ЦЮВЕ, хотя и содержит фазы дискретности (1925–1935 гг., 50 – 80-е гг.). Однако при изучении конкретных конфликтов она неоправданно дробит цельные явления. Такие конфликты имеют глубокие исторические корни, свою внутреннюю периодизацию, в рамках которой могут быть длительные латентные этапы. Поэтому принцип историзма требует введения и дефинирования понятия, отражающего сквозную вертикальную структуру исторического процесса. Его можно обозначить как исторический узел национально-территориальных противоречий, наличие или устранение которого зависит от характера, способа, своевременности и масштаба взаимной компенсации сторон.

Подобный подход предполагает понимание единой логики развития событий в рамках такого узла и обусловливает прямую или косвенную заинтересованность великих держав в судьбах спорных территорий. Исторически сложившиеся и требовавшие взаимной компенсации узлы характерны для всех спорных национально-территориальных зон. Они могли иметь европейский размах (западные районы Беларуси и Украины – Польское Поморье, Восточная Пруссия и Верхняя Силезия), региональный масштаб (Трансильвания – Банат – Добруджа – Бессарабия – Буковина) или локальное измерение (Западная Фракия, Северный Эпир, Тешенская Силезия). Причем критерий компенсации и сам факт ее наличия по-разному воспринимался заинтересованными сторонами.

Предлагаемая периодизация и понятие исторического узла противоречий способствуют глубокому и всестороннему осмыслению национально-территориальных аспектов международных отношений в новейшей истории ЦЮВЕ; позволяют учесть ряд фундаментальных трансформаций – получение, утрату и восстановление государственности, функционирование параллельных конституционно-государственных структур, изменение почти всех границ, изгнание или переселение миллионов человек; помогают восполнить и реконструировать ряд неизученных ранее явлений и процессов, выдвинуть их новые аргументированные оценки.

 

 

president      miedu    pravo     bsu     universitet     banner gun rus

br   brsmmgi   mr   fpb   szh   GK

105konst   logo1 RUS

BM 2024

Контакты

220037, г. Минск, ул. Менделеева, д. 36
тел. +375 17 360-09-14
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. План проезда

График работы:
понедельник–пятница 8.20–20.30
суббота 08.20–14.30

Яндекс.Метрика